Запашный сказал правду Шемякину

12 сентября в Сочи состоялась премьера циркового спектакля «Девочка и слон», который ранее был анонсирован управленческой командой ФКП «Росгосцирк». Предполагалось, что программа, основанная на успешном аттракционе «Инди-Ра», будет якорной в списке 12-ти премьер, которые продолжает готовить «Росгосцирк».

Впрочем, оценка экспертов, которые высказали свое мнение уже на разборе после премьеры, дает повод для опасений за успех программы в прокате. Хотя, по мнению,  генерального директора ФКП «Росгосцирк» Владимира Шемякина, «эта чудесная сказка достойна лучших цирков в стране». 

Запашный сказал правду Шемякину

Сама же дискуссия оказалась продолжением тренда, заданного руководством ФКП «Росгосцирк». Одними из первых, кто получил право высказаться, оказались представители театральной среды. Не цирковой, а театральной.  Напомним, что по задумке топ-менеджмента ФКП «Росгосцирк», в цирк вводится театральная составляющая. Это уже вызвало шквал споров и негодования.

Так вот, несмотря на то, что в зале присутствовали мэтры циркового искусства, один из первых высказать свое мнение получил театральный критик Глеб Ситковский. По его словам, театр раскрывает внутренний мир человека, а цирк физические возможности, то, что человек способен на чудо. «То, что человек может взмыть куда-то ввысь и не разбиться. Человек может ходить рядом со львом, и не быть съеденным», — сказал Ситковский. По его словам в цирке всегда присутствует идеологи. В советском цирке идеологией было демонстрацией сильного человека. Но сейчас, отметил Ситковский, другая идеология.  И акцент делается на ребенке. В спектакле, поставленном по мотивам произведения Александра Куприна «Слон», в центре сюжета заболевшая девочка. Говоря же о спектакле, он использовал такие термины, как «мешанина» и эклектика. «Это такой первый опыт, в новых представлениях «Росгосцирка». Думаю, что «Росгосцирк» на правильном пути», — заключил театральный критик. 

В свою очередь, заместитель генерального директора Елизавета Гамбург сказала о том, что руководство цирка ищет новые формы. «Чтобы цирк снова стал событием, — сказала Елизавета Гамбург. – Важно, чтобы цирк был интересен».

На фоне таких амбиций руководства ФКП «Росгосцирк» интересным является выступление Эдгарда Запашного. Он сразу заявил о том, что будет говорить правду. И первое замечание, которое он сделал, заключалось в том, что первыми, кому в ходе дискуссии дали высказаться по поводу спектакля, были театральные критики.  «Меня удивляет, что дали слово не народным артистам, которые принимали участие, и которые в зале сидят, а мы даем какому-то парню, которого мы все с вами первый раз видим, понятия не имеем, чем он заслужил, вообще присутствие, и он еще позволяет себе нам хамить», — резко высказался Эдгард Запашный. 

«Господа критики, господа театралы. Мы живем совершенно в других условиях. Вы работаете стационарно, в театрах, у вас есть бюджет, — заявил Запашный. —  Мы гастролируем  по всей нашей необъятной Родине, и с нас постоянно требуют коммерческого успеха. Я убежден, что этот большой, мощный, тяжелый в плане финансовых затрат спектакль, не осилит не один региональный город нашей страны. Если вы готовы со мной поспорить, берите этот спектакль в свой коммерческий прокат, докажите мне обратное.  Возьмите свои деньги, вложите в рекламу и покажите заработок от этого спектакля. Потому что сегодня министерство культуры ставит перед «Росгосцирком» именно такую задачу: все должно быть коммерчески оправдано».

В ходе выступления Запашного выяснилось еще одно интересное обстоятельство. На встрече по итогам премьеры отсутствовал режиссер спектакля Полина Стружкова. «Меня удивляет, что мы собрались обсуждать спектакль без главного режиссера. Я надеюсь, что это не здоровье, потому что если это здоровье, то это плохо. Если у нее какая-то другая причина, то это не правильно», — добавил Запашный.

Странным же могло показаться и то, что ответ на критику Запашного дал не генеральный директор ФКП «Росгосцирк» Владимир Шемякин, а все та же Елизавета Гамбург.  Она сказала о том, что руководству компании очень важно привести в цирк другую аудиторию, поэтому и была введена театральная составляющая. Она добавила, что компанией и не планировалось отдавать спектакль кому-то в прокат.  Сам Владимир Шемякин предпочел постоять в сторонке. 

Цирковой продюсер, заслуженный артист России  Гия Эрадзе, как могло показаться, был более сдержан.  Он призвал не превращать цирк в театр.  «Люди, которые ходят в цирк, они хотят видеть цирк», — отметил Гия Эрадзе. Он также напомнил, что зритель голосует рублем.  И успех спектакля покажет касса.

Характерным могло показаться и то, что ни у кого не было замечаний к актерской игре.  То есть, складывается впечатление, что авторы программы постарались настолько, что в цирке театр превзошел сам цирк.

Но кроме этого, уже после так называемой премьеры, у цирковых было не мало замечаний и критики в адрес создателей программы. Одна из них касалась того, что часть материально-технической базы спектакля арендовано у того же Гии Эрадзе. Об этом было сказано и в ходе дискуссии. И такое обстоятельство, когда госкомпания берет в аренду оборудование, позволяет говорить об удорожании проекта.  И здесь слова Запашного как нельзя кстати отражают реальность: сложно представить, что оборудование Эрадзе будут перевозить из цирка в цирк по регионом. Хотя, возможно со спектаклем «Девочка и слон» вовсе и не стоит задачи гастролировать по филиалам ФКП «Росгосцирк». Ведь, как сказала в ходе разбора Таисия Корнилова, создатель «Инди-Ры», программу покажет в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Впрочем,  на это наблюдатели выразили сомнение относительно успеха даже в этих городах. Да вполне логично, что за бюджетные деньги, то есть, за деньги налогоплательщиков,  далеко не до всех налогоплательщиков дойдет новоявленный театральный шедевр «Росгосцирка».  Довольно странная избирательность.  Более того, у ФКП «Росгосцирк» в Москве нет филиала. Запашный свою позицию изложил. А, к примеру, присутствовавший на премьере Максим Никкулин, по сообщению очевидцев, предпочел не оставаться на разбор спектакля. Из этого можно было бы сделать определенные выводы относительно востребованности нового спектакля «Росгосцирка» в столице. 

Уже сейчас некоторыми наблюдателями отмечается затянутость спектакля. Тот же Эдгард Запашный обратил внимание на то, что вторая часть спектакля уступает первой. В этой связи есть версия о том, что в последующем авторы программы откажутся частично или полностью от театральных связок. В таком случае можно будет говорить о сомнительных тратах опять же бюджетных средств на театральные изыскания. Для руководства же «Росгосцирка» отказ от театральной составляющей станет по сути отказом от единственной ими придуманной изюминке, которая должна по задумке авторов, привлечь нового зрителя. 

В случае, если у спектакля не будет коммерческого успеха, как прогнозирует Запашный, в прокате, то в министерстве культуры РФ должны быть вопросы к руководству ФКП «Росгосцирк» в части использования бюджетных средств и эффективности топ-менеджмента компании, в том числе и Владимира Шемякина.

И здесь вполне занимательным может показаться выдержка из произведения «Слон» Александра Куприна, на которую обратил внимание один из телеграм-каналов, посвященный цирковой сфере:  «— Гм… Моей Лизе тоже шесть. Гм… Но, знаете, вам это будет дорого стоить. Придется привести слона ночью и только на следующую ночь увести обратно. Днем нельзя. Соберется публикум, и сделается один скандал…». Но если посмотреть на разбор, то на нем даже скандала не случилось. Это могло быть похоже на усталую дискуссию, в которой всем все понятно. Но не все, возможно, готовы это понимание признать и согласиться. Именно поэтому нелепыми казались попытки вчерашних медиа-менеджеров вступать в полемику с теми, для кого цирк – это жизнь.   И уже не было такого задора, с которым 26 августа в пресс-центре ТАСС «петухи» восхваляли перезагрузку «Росгосцирка».

Пролистать наверх